Маленькое счастье
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Про феномен самозванства во времена СССР и пермский Остап Бендер

Про феномен самозванства во времена СССР и пермский Остап Бендер

Последний мой материал о самозванстве героя-танкиста Малько вызвал настоящую бурю в комментариях. И в чем меня только не обвиняли.

Целая команда «специально нанятых ученых» принялась строчить комментарии в защиту Малько приводя доказательную базу на уровне «раз Малько совершил подвиг, значит это было на самом деле, ну и что что танка не было» при этом настоящие герои, чей подвиг лег в основу мифа Малько, и которые остались лежать безымянными на броне танка Т-34 в центре Минска, никого не интересовали.

Можно подумать, что это один единственный и из ряда вон выходящий случай с целью получить себе какие-то преференции в 1960-е годы и он не является характерным для советской действительности. Однако феномен самозванства был распространен не только во времена смуты и пугачевщины, но и пышным цветом расцвел во времена СССР.

И Малько здесь не одинок. Самозванство можно назвать одним из типичных явлений российской истории.

Бурные исторические события начиная с конца XVI в. порождали самозванцев различного калибра с завидной регулярностью и советские годы не стали исключением.

Только самозванцы обмельчали. Н. Я.Эйдельман отмечал, что самозванство — это специфическое российское явление, «в других странах это редкие исключения».

Но вернемся к нашему очередному герою. Вот какая невероятная история приключилась в 1930-е годы в Перми.

Попытаюсь изложить ее вкратце, а для желающих дам ссылку в конце на работу, где подробно разбирается с научной точки зрения этот феномен.

Необычный аферист Иван Тимофеевич Третьяков работал в Перми на заводе № 10 им. Дзержинского техническим инспектором завода по технике безопасности.

Он презентовал себя как героическую личность, назывался «старым подпольщиком-коммунистом, заслуженным партизаном, бывшим командиром, героем Гражданской войны, имеющим 3 ордена Красного Знамени».

Это вам ни о чем не напоминает в контексте предыдущего репортажа? Но если над ветеранами нам сейчас грешно сомневаться, то над издеваться над старыми большевиками можно без всякой опаски.

За своё славное прошлое Иван Тимофеевич получал от благодарного трудового народа разные ништяки. Рассказывал о себе Третьяков много разного.

Дескать революционную деятельность он начал ещё в Горловке, на Донбассе, участвовал в революционном и забастовочном движении.

В 1916 году в Енакиево стал большевиком. Потом скрывался на конспиративных квартирах, менял фамилии, сидел в тюрьме, а после революции 1917 года занял должность председателя ревкома в Дебальцеве.

Потом якобы участвовало в гражданской войне, дослужившись до комдива 42-й дивизии. Жалко что не додумался написать книгу о своей славной боевой карьере.

После этого утверждения Третьяков свободно мог рассказывать, что «…знают меня товарищи Чубарь, Петровский, Молотов, Ворошилов, Магидов, Межлаук и др., в старое время и по сегодняшний день». Третьяков был «награжден орденом Красного Знамени в 1919 г. Реввоенсоветом Республики за участие на фронтах Гражданской войны» Ранее в автобиографии Третьяков в ярких красках описывал обстоятельства, которые привели к получению высокой боевой награды: «На царицынском фронте… отбил 13 тысяч своих пленных, разбил 6236 чел. белых… и забрал обоз белых в плен» Но и это еще не все!

Далее в автобиографии Третьяков упоминает и о втором ордене.

В местечке Сугров Курской губернии «мной разбит отряд генерала Дроздова — 2436 чел., за что прошу вто- рой орден». Танков тогда было мало или Третьяков постеснялся о них упоминать.

Были у Третьякова и высокие покровители. С Молотовым, например, Третьяков познакомился при следующих обстоятельствах: когда он был вызван в ЦК КП(б)У по поводу расстрела им эшелона с отступающими коммунистами для дачи объяснений у него состоялся такой разговор. «Подходит ко мне тов.

Молотов и резко говорит: “Кто тебе, Третьяков, дал право расстреливать коммунистов?”.

Я и на этот вопрос промолчал, только размахнулся и ударил Молотова по щеке. Он упал, все вскочили, раздались голоса: “Требуем высшей меры наказания”.

Молотов встал, держась за щеку, и только тогда я смог заставить себя крикнуть Молотову: “А кто тебе, т. Молотов, дал право защищать коммунистов, организованно предающих революцию!”.

Тов. Молотов, всё ещё держась за щеку, подошел ко мне, подумал и хлопнул меня по плечу и сказал: “Да, ты прав”.

С тех пор мы с ним — лучшие друзья».

Чувствуете, здесь тоже выползает характерный архетипичный миф.

Про феномен самозванства во времена СССР и пермский Остап Бендер

Боевым соратником Третьякова был и другой известный советский военный и политический деятель — К. Е. Ворошилов. Иногда они встречались, совместно проводили время.

Вместе с К. Е. Ворошиловым Третьяков отдыхал на курорте, где они хорошо выпивали и однажды напились «в доску». «Ворошилов говорит мне: “Давай еще пить”.

Я ему говорю: “Если ты, Климка, пройдешь по одной доске, то будешь пить, а если не пройдешь, то буду пить я один”. Он пошел и свалился с доски, а я прошел».

Стремясь показать, что пользуется уважением и авторитетом со стороны высокопоставленных друзей, Третьяков рассказывал, что когда бывает в Москве, то его принимают как дорогого гостя.

Несколько дней жил в квартире у Ворошилова, «где мы с ним выпивали, он даже в честь моего приезда не ходил в Наркомат». Об их встрече узнал Молотов и обиделся, что они ему не сообщили, а затем спросил у Третьякова, почему он не заходит к нему. «И потом я несколько дней пробыл у Молотова и уехал на курорт». «Я почти каждый год бываю у него на квартире как желанный гость».

Кроме того, Молотов с Ворошиловым оказывают своему старому боевому товарищу материальную помощь и он получает денежные переводы и посылки.

Про феномен самозванства во времена СССР и пермский Остап Бендер

Во время приезда Молотова в Пермь в 1932 г. и посещения им завода № 10 Третьяков, будто бы увидел Молотова и радостно закричал: «А, здорово п курносая!». Начальник ГПУ, сопровождавший Молотова, подбежал к нему с револьвером, но Молотов увидал Третьякова, остановил его, подошел и расцеловался.

И обратите внимание, это всё аферист молол в «страшные годы тоталитаризма».

Даже представителю областного партийного контроля свой отъезд из Москвы и в Пермь Третьяков объяснил: «Повздорил немного с Виссарионычем! В 1930 году погорячился, ну взял да и написал Виссарионычу письмо, что у тебя самого голова закружилась, а ты сваливаешь всё на низы.

Ну, потом я понял, что хватил лишку».

Имелась вероятно, ввиду статья Сталина «Головокружение от успехов».

Когда же все-таки началось следствие, выяснилось, что до революции Третьяков числился анархистом-террористом, но масштабных деяний не совершал и в царских тюрьмах не сидел, действительно служил некоторое время в Красной армии, но никаких серьезных должностей не занимал, а запись в военном билете подделал. После демобилизации сразу уехал в Дебальцево.

Ни орденов, ни наградного оружия не имел (хотя уверял в обратном). В Пермь он попал не из-за ссоры с товарищем Сталиным (Виссарионычем) по крестьянскому вопросу, а из-за хищения социалистической собственности городе Славянске на Донбассе.

Причем не за один какой то случай, а «…за систематическое хищение цветных металлов с целью наживы». Он был осужден на два года лишения свободы и трем годам поражения в правах.

Третьяков не дожидаясь отсидки бежал в Иркутск. Потом переехал в Свердловск, потом – в Челябинск и, наконец¸ осел в Перми.

Тут он, прикрываясь, высокопоставленными «друзьями» делает карьеру. Не стесняясь пишет письмо Ворошилову, требуя восстановить членство в ВКП (б).

И, поразительно, от Ворошилова приходить согласие. Как говорится: пруха.

В то время ещё не была отменена карточная система и Третьяков отоваривался на льготых основаниях. Каждый год ездил отдыхать на южные курорты, что даже сейчас не все могут себе позволить.

Билет «красного партизана» давал ему льготы по оплате коммунальных услуг, оплаты отдыха на курортах. Работая на заводе Третьяков получал ещё и пенсию. Кроме того, как «сын лейтенанта Шмидта – Бендер» он вымогал деньги для личного пользования у разных организаций…

За всё это Третьякову дали восемь лет лагерей и после суда поехал работать на «Дальстрой» Магаданской области. В 1937 году, когда всякому жулью начали «шить политику», вспомнили, что Третьяков коллекционировал антисоветские анекдоты (тетрадь с такими анекдотами он хранил дома), и вел разговоры троцкисткого характера.

В которых тоже признавался, но объяснял их разговорчивостью и частыми пьянками.

А политика – это уже другая статья. Дело Третьякова пересмотрели и 25 октября 1937 года расстреляли.

Так вот в настоящее время Третьяков в соответствии с действующим законодательством реабилитирован, признано, что восемь лет заключения он получил незаконно. Поэтому Иван Третьяков внесен в картотеку незаконно репрессированных граждан и сейчас в соответствующий день его оплакивает вся «прогрессивная общественность».

Про феномен самозванства во времена СССР и пермский Остап Бендер

Чем же было вызвано самозванство в советский период нашей истории? В послереволюционную, а так же и в послевоенную эпоху в СССР шли интенсивные процессы социальной мобильности, вызванные революционными и военными потрясениями.

Миллионы людей старались включиться, встроиться в новую социальную структуру, соответствовать официальному образу советского человека-победителя.

Многим, особенно тем, кто имел «неудачное» социальное происхождение, приходилось переосмысливать свое прошлое и планировать будущее в соответствии с советскими реалиями. В связи с этим в обществе массовый характер приобретает практика пересотворения себя, создания своего нового, «правильного» образа.

Для такой социальной мимикрии людям приходилось прибегать к редактированию своей биографии в таком ключе, чтобы она не вступала в конфликт с идеологическими установками советского политического режима и не несла угрозу ее обладателю. В таких условиях «общество, где значительное число граждан активно занято перевоплощением, рискует превратиться в общество, где широко распространено самозванство».
По мнению американского историка Ш. Фицпатрик, для этого периода советской истории можно выделить два типа самозванства. Первый — политическое самозванство, связанное с попыткой «“обмануть партию”, ввести ее в заблуждение относительно своего истинного социального или политического лица, стремление скрыть от властей свою истинную идентичность», заменив ее ложной.

Второй тип самозванства — криминальный — означал, что «человек притворялся кем-то другим в корыстных целях», то есть являлся мошенником, аферистом. Следует отметить, однако, что далеко не всегда эти два типа самозванства существовали в чистом виде, иногда они пересекались и дополняли друг друга в лице одного человека.

Политическое самозванство не преследовало криминальных целей.

По крайней мере, это не являлось для него приоритетным мотивом. Однако человеку, ставшему на путь политического самозванства, для конструирования и легализации своей ложной идентичности приходилось прибегать к криминальным методам.

В результате политическое самозванство зачастую шло рука об руку с мошенничеством и другими уголовно наказуемыми деяниями. В свою очередь, криминальное самозванство надевало на себя политическую маску. Как писали И. Ильф и Е. Петров в своем бессмертном романе: «По всей стране, вымогая и клянча, передвигаются фальшивые внуки Карла Маркса, несуществующие племянники Фридриха Энгельса, братья Луначарского, кузины Клары Цеткин или на худой конец потомки знаменитого анархиста князя Кропоткина»

Обо всем этом, а также невероятной биографии пермского Остапа Бендера вы можете прочитать в статье С. В. Воробьева «Знаете, не поладил немного с Виссарионычем»: из истории политического самозванства на Урале в 1930-е гг. Не надо пугаться строго названия статьи.

Она написана живым и понятным языком, а история Третьякова читается на одном дыхании как известный роман Ильфа и Петрова.

Комментарии закрыты.